ВООПИиК
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ О ВООПИиК РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОТДЕЛЕНИЯ НАШЕ НАСЛЕДИЕ ЗОЛОТОЕ КОЛЬЦО РОССИИ ВОЛОНТЕРЫ

Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры


В ВООПИиК

15 Октябрь 2018

Снос, как сохранение исторической среды



Снос дома Яковлева в Калуге восстановленного горожанами за свой счёт, вызвал большой резонанс по всей стране.
Напомним, в эту субботу, 13 октября в Калуге, на улице Луначарского, 3 под бульдозером оказался дом, еще недавно имевший статус памятника архитектуры — дом Яковлева. В прошлом году деревянное здание было отреставрировано волонтёрами фестиваля «Том Сойер Фест», но это не помешало нынешнему владельцу дома сравнять строение с землёй.
Историческое здание было отреставрировано буквально недавно – на средства, собранные добровольцами (300 тысяч рублей).
Дом Яковлева, или дом Берендея, как нередко его называли местные жители, был построен в начала прошлого века, и за прошедшие годы обветшал. Фестиваль восстановления исторической среды «Том Сойер Фест» открыл сбор на восстановление дома, а собранные денег в итоге хватило на замену фасадной обшивки, новую входную дверь и даже на постройку нового крыльца. Кроме того, был проведен ремонт частично развалившегося фундамента.
История дома Берендея началась в 1910 году. Известный в те годы архитектор Александр Яковлев, который также причастен к созданию дома купцов Ракова и Домогацкого, здания синагоги и Пушкинского училища, самостоятельно разработал проект строения в стиле деревянного модерна.
На протяжении нескольких десятилетий власти Калужской области хранили объект как памятник архитектуры, но в 2008 году лишили дом архитектора Яковлева этого статуса. Отметим, что дом все это время был жилым. По официальным данным, только в 2018 году жильцов дома Берендея расселили, а сразу же после этого продали.
Спустя некоторое время после окончания реставрационных работ пошли слухи, что дом решено снести. Местные краеведы обращались к властям Калуги с просьбой вернуть зданию статус памятника культуры, отобранный пять лет назад, однако власти отказали.
В результате дом все равно снесли, а городской голова сказал, что станет добиваться восстановления здания. Снос здания, по его словам, был инициирован собственницей, которая проживает в Москве. Городской голова Калуги Дмитрий Разумовский попросил правоохранительные органы рассмотреть правомерность сноса бывшего памятника архитектуры в областном центре и дать юридическую оценку действиям собственника.
Ситуацию со сносом, ставшую резонансной темой, обсудили на заседании правительства Калужской области. Как пояснил градоначальник областного центра, в доме — пять квартир, все они выкуплены одной женщиной, которая, по мнению Дмитрия Разумовского, скорее всего, подставное лицо.
«Снос дома не был согласован собственником с горуправой, Калугатеплосеть даже готовила здание к зиме. Считаю такие действия недружественным актом по отношению к властям города, это некий вызов нам», - заявил градоначальник.
Между тем, активисты фестиваля отмечают, что реставрация здания была не просто ремонтными работами по сохранению исторической архитектуры, но и символом идеи, что горожане при желании могут самостоятельно принимать решения и делать Калугу лучше.
Таких исторических зданий, как дом архитектора Яковлева, в Калуге немало, поэтому регулярно возникают споры между краеведами и собственниками строений.
О причинах и следствиях калужского позорища сайту «Хранители наследия» рассказала куратор «Том Сойер Феста» в Казани Олеся Балтусова.
Все города, где общественные силы три года назад сплотились для восстановления исторической среды, проводят эти самые работы по-своему. То есть, общей программы и финансирования нет, и эта независимость некоторых даже раздражает.
Зато у всех сносов в стране есть общий почерк: дома горят и сносятся в выходные дни ночью или рано утром, собственник обязательно в отъезде, на месте только его представитель, с которого спроса нет. Звучат обычно простейшие аргументы: дом — не памятник, в документах на собственность обременений нет, земля дорогая, строить надо то, что принесёт прибыль.
Большой и сложный казанский опыт позволяет сделать заключение: именно здесь сосредоточен корень зла в отношении исторической среды, и хотелось бы вынести его в федеральную повестку.
Давно очевидно следующее: если обременения по сохранению объекта нигде не зафиксированы, ни в ГПЗУ, ни в Росреестре, условный собственник видит его как пустой земельный участок. Согласование на снос в городской управе он брать не обязан, это нигде не прописано, в том числе и в Градкодексе (если только нет какого-то местного муниципального норматива). Единственное, что накладывает обязанности на собственника — ситуация, в которой поселение имеет статус исторического, с утверждённым предметом охраны, да и то лишь в том случае, если домик попал в перечень предмета охраны. То есть законодательство в отношении средовых объектов ещё не проработано должным уровнем. Только политическая воля или общественный резонанс могут сработать в части давления на собственника.
Борьба экспертов за придание Казани статуса исторического поселения регионального значения была крайне острой. Но местный ВООПИК закусил удила и довёл дело до утверждения документа именно ради средовых домов — это единственный режим в сегодняшнем законодательстве, позволяющий прописывать регламенты для сохранения предмета охраны (планировок, панорам, ландшафта, стилей и объектов среды). В Казани желающие проводить реконструкции для домов из предмета охраны исторического поселения проходят согласование проекта на различных комиссиях. Однако до сих пор нет регламента по нарушениям, штрафы за снос и искажение облика копеечные, а наказание невелико и отношение к нему несерьёзное.
Именно поэтому организаторы «Том Сойер Феста» в Казани выбирают из всех заявок только жилые дома, не аварийные, с надёжными жителями. После обсуждений в обществе охраны памятников графика работ на всё лето мы оговариваем с жителями домов их посильное участие.
Есть и в Казани красивые аварийные и уже расселенные дома, которые хотелось бы сохранить, но мы понимаем, что дома в аварийных программах и их сохранение возможно иным способом — отнюдь не силами волонтёров, а юридическими механизмами, например, методом перевода в нежилое и реализации с аукциона с пониженным коэффициентом.
На «школах Тома Сойера», где ежегодно собираются все города движения для обмена ошибками и успехами, мы неоднократно дискутировали о том, какими могут быть общие рекомендации для всех городов. Казанские эксперты настаивали, что дома надо выбирать по нашей методике, и предупреждали об опасности работы с брошенными бесхозными объектами. Но идеолог движения самарец Андрей Кочетков, в свою очередь, привёл доводы, что случаи бывают разные и ремонтировать брошенные дома тоже можно. Ведь иногда это становится их единственным шансом.
Тем временем в Нижнем Новгороде, где политическая воля развернулась лицом к наследию, тоже есть любопытный для нас прецедент. Нижегородские градозащитники в текущем году запустили «Том Сойер Фест» и ремонтировали исторический дом всем движением, однако было неясно, кто оплачивает коммунальные счета дома и кто его охраняет, и какова его дальнейшая судьба. Только после того, как они решились отвечать за дом сами, мэрия города согласовала передачу объекта общественной организации, и судьба дома определилась. Этот поступок обеих сторон достоин похвалы. Однако все брошенные дома ведь не могут занять общественные организации.
Так что путь с реализацией в хозяйские руки нам представляется самым действенным.
В целом, мне бы хотелось рекомендовать всем активным участкам процесса смотреть на проблему шире. Дело не в алчных девелоперах, и не в попустительстве власти, как многие сейчас пишут. Главный инструмент здесь — закон. И нормативы, регулирующие градостроительную деятельность. Пока не будут прописаны жесткие нормы работы со средой, мы не увидим её должного сохранения. Это касается местных положений, организации работы в городском управлении архитектуры, реагирования со стороны органа охраны памятников и более открытой позиции общественности.
Ведь сохранение среды по установкам идеологов «Том Сойер Феста» - это именно гражданская инициатива. Оттого и больно слышать о таком предательстве, как снос отремонтированного гражданами дома.
Что же, пришло время взаимного сотрудничества, власть должна признать эти общественные силы, а общественности пора набирать компетенции в градостроительстве.
Стоит, например, озаботиться и проверить, все ли объекты культурного наследия отображены в земельных документах, а также местных правилах землепользования и застройки, особенно выявленные. Даже с памятниками порядка нет до сих пор, что уж говорить о среде.
Снесенный дом в Калуге располагает к такому рассуждению. Если его вывели из памятников, и он стал просто средовым, то кто эксперты, подписавшие экспертизу на вывод? Хотелось бы узнать их имена. Если дом имел статус ценного градоформирующего, то какие регламенты есть у калужского управления архитектуры для работы с такими домами? А если он был в программе аварийности, то почему никто не предупредил организаторов движения и не выстроил с ними диалог? Раскладывая ситуацию по полочкам, можно обнаружить привычный российский хаос, который, как известно, выгоден тому, кто его допускает.
Сейчас именно тот момент, когда можно потребовать наведения порядка со списками и регламентами в отдельно взятой Калуге. А для всех городов это тревожный звонок: пора проверить свои аварийные списки и при выборе домов для общественной работы руководствоваться в первую очередь здравым смыслом.
Тем временем Калужская область «отличилась» в субботу, 13 октября еще раз. Теперь в Боровске – там уничтожен дом ХIХ века на улице Ленина. Глава городской администрации Михаил Климов дал на следующий день комментарий:
- На последнем  заседании Градостроительного совета чертежи были изучены и утверждены. Также, в соответствии с программой переселения из аварийного и ветхого жилья, ввиду наступления холодов и для того чтобы исключить возможность пребывания асоциальных элементов в расселенных домах, было принято решение об их сносе. Сведения из обмерных чертежей фасадов домов будут обременением конкурса на право возведения на этих местах новых объектов, и таким образом в Боровске мы добьёмся сохранения исторической среды, восстановим старинные здания и дадим возможность людям остаться жить в любимом городе.
Интересное представление о сохранении исторической среды…



Чертёжная книга Сибири
Чертёжная книга Сибири