ВООПИиК
ГЛАВНАЯ О ВООПИиК ВООПИиК в регионах НАШЕ НАСЛЕДИЕ ТУРЫ ПО ЗОЛОТОМУ КОЛЬЦУ РОССИИ ВОЛОНТЕРЫ

Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры


Выставка памяти Юрия Холдина "Ловец Света"

Ловец света


ОБНОВЛЁННАЯ ЭКСПОЗИЦИЯ
проекта «Свет фресок Дионисия – миру»
памяти фотохудожника Юрия Холдина


3 - 18 марта  2018 г.


Организаторы: Центральный совет ВООПИиК и Фонд «Фрески Руси»

Концертно-выставочный зал «В доме Нащокина» ЦС ВООПИиК


Адрес: Гагаринский пер., 4/2; тел.: 8(495)695-07-06 (справки); 8-910-426-81-45 (экскурсии)
________________________________________________________________________________ 

ПРЕСС-РЕЛИЗ

 

Фрески собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря, принадлежащие кисти выдающегося мастера Дионисия, в последние годы получили дыхание новой жизни. Словно оторвавшись от места, уже более десятка лет светописный образ знаменитой стенописи путешествует по России, по миру, периодически снова возвращаясь в Москву, где следов творчества «началохудожника» Золотого века русской иконописи, известных по летописным источникам, почти не осталось. Столь первозданно и цельно как в далёкой от культурных центров вологодской глубинке – селе Ферапонтово, Дионисий не уцелел нигде. Полный цикл его фресок – зримое воплощение духовного опыта Святой Руси – это около 300 композиций, созданных в 1500-1502 годах. Они занесены в Список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, включены в Свод особо ценных объектов народов России.Возможность увидеть этот непревзойдённый шедевр, сопоставимый по художественной ценности с произведениями современников Дионисия – Микеланджело и Леонардо да Винчи, не выезжая из Москвы, не была бы столь удивительна, учитывая достижения технологий XXIвека, если бы мы не имели дело с трудом ещё одной уникальной личности. Юрий Холдин, автор этого необычного опыта «сокровенной встречи с фресками Дионисия Мудрого», быть может, впервые в истории жизни этой стенописи, нашёл – какпоказать то, что при обычных условиях экскурсионного знакомства не получается воспринять в Ферапонтово. Сегодня глазами мастера фотоискусства, вглядываясь в образы знаменитой росписи, мы видим, улавливаем и понимаем значительно больше, чем на месте исторического пребывания этого бесценного памятника художественной культуры. Юрий Холдин трагически погиб в 2007 году, оставив нам поистине бесценное наследие, внимание к которому не ослабевает. Говоря о потребности возвращения на выставку, зрители нередко указывают на впечатления, связанные с её посещением: они не похожи на результат обычного знакомства с искусством, они скорее подобны моменту встречи с чем-то надмирным. Каждое обновление экспозиции это всегда и новая ступень работы с культурой живого восприятия оригинала, и – новые нюансы разворачивания многопланового замысла проекта «Свет фресок Дионисия – миру» в комментариях одного из его авторов – искусствоведа Екатерины Даниловой.

Вопрос о жанре объёмного произведения, о приоритетном предмете экспозиции – фресках или фотографии, как правило, уходит на отдалённый план по мере погружения зрителя в пространство света. Мы, бегущие в сумасшедшем ритме XXI века, вдруг останавливаемся... То, что когда-то зацепило в Ферапонтово взгляд именитого мастера светописи и не отпускало уже до последнего дня, теперь останавливает и нас. «Искусство  всегда таинство. Я благодарен судьбе, что соприкоснулся в своём творчестве с временем и произведениями Дионисия. Таинство  всегда непостижимо. Если вслушиваться  оно откроет вам некоторые секреты, но чувство тайны всё равно останется. Я не стремлюсь раскрыть тайну, я хочу её показать людям», — говорил Юрий в одном из последних интервью.

Ещё в 2006 году на первой выставке проекта, стартовавшего в Третьяковой галерее, её назвали фотооткрытием, видя, что за пробуждением интереса к древнерусскому искусству языком искусства современного стоят невероятные подвижнические усилия. «Юрий Холдин – удивительное творческое явление в русской фотографии, это особый взгляд на сюжет и особый подход к делу, если просто говорить, то это – творческий подвиг». В достигнутом был бесспорный прорыв. Но всякое новое явление в искусстве несёт в себе язву противоречия с негативным опытом прошлого, а потому не может двигаться без ощутимого противодействия старого. А дело в том, что весь ХХ век некачественно тиражируемым Дионисием пытались «иллюстрировать» различные искусствоведческие фолианты. Художник в таких изданиях уходил на второй план. «Но это изобразительное искусство: Дионисия надо прежде показать, а потом уже говорить о нём!»Была и копийная тенденция выставочной демонстрации малодоступного оригинала, но и это метод не давал существенного приближения к подлиннику. Сложившаяся система взглядов на образ представления публике пространственной стенописи оказалась лишённой полноты смыслового восприятия, художественности и вкуса.Осмысление мира и художественного дара Дионисия выпадали из системы координат тех, кто снимал фрески до Холдина. Условие, которое он считал единственно допустимым для работы мастера фотографии с искусством фрески, для многих казалось перфекционизмом, задачей невыполнимой. Но его утверждения не были голословны, он смог наглядно продемонстрировать совершенно другой опыт видения вопросов, подвергнутых жёсткому анализу.

Не пытаясь вступать в непосредственный спор с оппонентами, Холдин взял на себя решение сложнейшей задачи — показать то, что в соборе, при переменчивом дневном свете, «глаза в глаза» никто никогда не видел. В результате –светоносность фресок, которая долгие годы нивелировалась при многократных попытках их репродуцирования и копирования, открылась в свете солнечного дня. Они стали предметом изучения и созерцания не только узкого круга специалистов, не рассматривавших фотографию как Искусство, но и широкой, массовой аудитории, получившей беспрецедентный путь доступа к достоянию русской и мировой культуры.

Более полутысячелетия назад Дионисий жил и творил на изломе эпох, когда после падения Константинополя, а позднее — «стояния на Угре» и окончательной победы над татаро-монгольским игом в 1480 году происходило массовое пробуждение веры и национального самосознания — след этого хранит Ферапонтовский шедевр. Труд Холдина, увидевшего в наследии Дионисия поразительное созвучие своему времени, с его внимательным всматриванием в прошлое с мыслью о будущем, уже вошёл в историю как уникальное художественное высказывание о судьбе России на рубеже XX—XXI веков. Есть много неслучайных совпадений в этом необычном сплетении судеб, путей двух художников, живших в разное время, творивших в разных сферах искусства, но встретившихся на пути своих устремлений – в равной степени воодушевлённых верой и стремлением к совершенной Красоте. 


Юрий Холдин, Третьяковка, 2006_2.jpg
Юрий Холдин, 2006 г. Первая выставка проекта в Третьяковской галерее, Инженерный корпус

Авторские экскурсии искусствоведа Е.В. Даниловой ежедневно:

в будние дни — с 15.00, в субботу и воскресенье — с 14.00 (по предварительной договоренности, тел. 8-910-426-81-45)